48 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Фридрих барбаросса и андрей боголюбский

Андрей Боголюбский и Фридрих Барбаросса

В третьем томе «Истории Российской» Василий Татищев рассказывает о строительстве при Андрее Боголюбском Успенского собора во Владимире: «По снисканию бо его [Андрея Боголюбского] даде ему Бог мастеров для строения оного из умных земель, которые строили и украсили ее [соборную церковь] паче всех церквей… По оставшему во Владимире строению, а паче по вратам градским видимо, что архитект достаточный был. Онаго древняго строения мало осталось, и починка новая весьма отменилась. Церковь же, конечно, должна бы преимуществовать. Но как оная после некаким простым каменщиком перестроивана, то ныне уже никоего знака науки архитектурной в ней не видно. Мастеры же присланы были от императора Фридерика Перваго, с которым Андрей в дружбе был, как ниже явится. Цесарь был Фридерик Барбаросса, по нем его сын Генрик IV. Сий же упоминает послов от цесаря и архитекты присланные, чем дружбу сию утверждает».

Успенский собор во Владимире

Увы, репутация Татищева среди историков небезупречна. Многие приводимые им данные основываются на несохранившихся летописях или на других неизвестных нам источниках и весьма ненадежны. Современные ученые справедливо относятся к таким «известиям Татищева» скептически. Поэтому и известие о работе на Руси XIII века западноевропейских зодчих, присланных императором Фридрихом Барбароссой, долго оставалась бездоказательным предположением. Да тут еще и Татищев допустил досадную ошибку: сыном Фридриха I Барбароссы был не Генрих IV, а Генрих VI.

Хорошо известны были итальянские архитекторы, работавшие на Руси в последней трети XV – начале XVI века: Аристотель Фиорованти, Алевиз Фрязин, Петрок Малый, Пьетро Антонио Солари, Марко Руффо и другие. Но здесь же речь идет о постройках, воздвигнутых тремя столетиями раньше.

Однако историки древнерусской архитектуры не могли не видеть явного влияния романского стиля в Успенском соборе Владимира, в других зданиях эпохи Андрея Боголюбского. В книге Николая Воронина «Зодчество Северо-Восточной Руси XII – XIV веков» об этом говорится: «Они [романские элементы] проявляются ли в декоративных деталях и приемах. Таковы, например, пилястры с полуколоннами, аттический профиль цоколей и баз с угловыми рогами – грифами, перспективные порталы, тройное окно боголюбовской лестничной башни, аркатурно-колончатые пояса, в которых (в Успенском соборе) применяется чисто романская Würfelkapitell. Западное происхождение этих деталей очевидно. Едва ли они могли попасть во Владимир в виде каких-либо «образцов». Гораздо естественнее предположить, что эти незнакомые русскому зодчеству детали были принесены в творчестве живых людей – нескольких пришлых мастеров».

Würfelkapitell. Штайнфельд, Бавария. Характерная черта — квадратное сечение в верхней части капитель.

Капители с квадратным сечением верхней части в колончатом поясе Успенского собора

Воронин находил сходство архитектуры резиденции князя Андрея в Боголюбове с замками средней Германии времен Барбароссы: Хагенау, Трифельзом, Вимпфеном, Гельнхаузеном, Эгером, Вартбургом. Особенно четко прослеживается параллель в планировке Боголюбова с дворцом Госларе, построенным в 1082 году и реконструированным при Барбароссе. Дворец был двухэтажным, связанным переходом с расположенной к югу дворцовой капеллой святого Ульриха, к северо-западу стояла церковь Богородицы, связанная переходом и с дворцом, и со стеной замка. Рядом с переходом к капелле у дворцового торца была построена особая лестничная башенка для непосредственного входа на второй этаж.

Современный вид императорского дворца в Госларе со стороны капеллы св. Ульриха

Другие исследователи находили явное сходство в декоре Успенского собора во Владимире с декором соборов XII века в Италии и Германии (Модена, Павия, Комо, Шпейер, Майнц, Вормс). По предположению Сергея Заграевского, присланный императором архитектор (или архитекторы) прибыл во Владимирское княжество в 1157 году, чтобы начать работу над Успенским собор, заложенным 8 апреля 1158 года. Следовательно, посольство к Фридриху Барбароссе, которое доставило архитектора, было отправлено еще Юрием Долгоруким (умершим в мае 1157 года). Закончилась его деятельность, видимо, в 1162 – 1164 годах, когда Андрей Боголюбский начал ряд войн, продлившихся десятилетие, до смерти князя.

Фасад храма Сан-Микеле-Маджоре в Павии (строительство закончено в 1155 году).

Так что, благодаря работам историков архитектуры, гипотеза об иноземных архитекторах Владимирского княжества в XII веке никогда не отбрасывалась окончательно. Находились лаконичные свидетельства в ее пользу и в письменных источниках. Известно, например, что в 1167 году Русь посетило посольство римского папы Александра III. В рассказе Лаврентьевской летописи о сооружении Успенского собора есть слова «приведе ему [Андрею] Бог из всех земель все мастеры и украси ю паче инех церквии». Когда же летописец повествует о младшем брате Андрея Боголюбского – Всеволоде Большое Гнездо – то противопоставляет его Андрею, говоря «иже не ища мастеров от немець» (при строительстве Дмитровского собора во Владимире).

Недавно новое свидетельство работы европейских архитекторов при дворе Андрея Боголюбского добыли археологи. В конце апреля Институт археологии РАН сообщил, что экспедиция под руководством Владимира Седова, работавшая в княжеской резиденции в Боголюбове, обнаружила романский портал храма XII века.

Сейчас от того Боголюбова, каким оно было при князе Андрее, сохранилась лишь Лестничная башня, в которой он был убит в 1174 . На месте резиденции находятся более поздние постройки Боголюбского монастыря

Храм Рождества Богородицы и Лестничная башня

Раскопки проводились у стен собора Рождества Богородицы, выстроенного в XVIII веке и соединенного с Лестничной башней. Прежний храм, построенный при Андрее Боголюбском, рухнул в 1722 году при неудачной попытке ремонта. Собор XVIII века был возведен прямо на фундаменте старого, поэтому раскопки позволили увидеть работу зодчих XII века. «Мы нашли северный портал храма, совершенно замечательное творение, украшенное белокаменной резьбой, романского архитектурного стиля, базы колонн рядом с ним, — рассказывает Владимир Седов. — Это романский стиль, работа мастеров из Западной Европы, вероятно, из Италии».

Портал XII века, обнаруженный археологами

Наконец, можно вспомнить еще один материальный объект, который предположительно был свидетелем взаимоотношений Андрея Боголюбского и Фридриха Барбароссы. В 1930-е годы советское правительство, чтобы раздобыть валюту, продало за границу немало древних ценностей. Среди них были два позолоченных медных наплечника, украшенных эмалевыми миниатюрами. На одном из них изображена сцена распятия Христа, на втором – воскресения. Сейчас первый из них хранится в Германском национальном музее в Нюрнберге, а второй – в Лувре.

Наплечник «Распятие Христово»

Исследователи полагают, что наплечники были изготовлены мастерами из Лотарингии приблизительно в 1070 году. Один из них хранился в ризнице Успенского собора во Владимире как минимум с XVII веке, второй был обнаружен в одном из монастырей Владимирской губернии в XIX веке. Традиция связывает эти наплечники с именем Андрея Боголюбского и не так уж невероятно предположение, что попали они к князю в качестве подарка от Фридриха.

Наплечники Андрея Боголюбского

Историк 18 века В. Н. Татищев в своем труде «История Российская», сообщил, что Андрей Боголюбский был в дружбе с императором Священной Римской империи Фридрихом Барбароссой.

Татищев проделал большую работу, он первым написал книгу по русской истории, и рассказал много интересного. Однако есть один момент, из-за которого современные историки советуют читать книгу Татищева очень аккуратно. В этом труде Василий Никитич ссылается на различные манускрипты, которые видел либо в оригинале, либо в списке. Вся штука в том, что этих источников современная наука не знает, а значит проверить его слова невозможно. Куда они пропали никто не знает, вполне возможно где-то лежат до лучших времён. Кроме этого, часть из написанного им, вообще не находит подтверждения ни в одной известной летописи. Отсюда неоднозначное отношение к «Истории Российской».

Кто-то даже предполагает, что кое-что Василий Никитич просто придумал. Однако известие о дружбе владимирского князя и германского императора в самом деле удивительное. Татищев, в частности, сообщает, что Успенский собор во Владимире помогали строить западно-европейские мастера, которые были присланы Барбароссой Андрею Боголюбскому в знак подтверждения свой дружбы.

Если взглянуть на Успенский собор, то на его фасаде можно увидеть романские декоративные элементы. В частности т.н. ломбардские арки. Они также присутствуют на всех постройках князя во Владимире и Боголюбово за исключением Золотых ворот. То же самое можно видеть на памятниках Западной Европы от Италии до Франции.

Читать еще:  Участковый уполномоченный это орган дознания

Фридрих Барбаросса и Андрей Боголюбский были современниками, но как они друг друга нашли? Их разделяло 2,5 тыс. км. К сожалению мы ничего не знаем о ранних годах жизни князя Андрея, он попадает на страницы известных нам летописей уже в зрелом возрасте, когда вместе с отцом начинает воевать за Киев. Есть даже версия, что в молодости Андрей участвовал в крестовых походах, во время которых и могла произойти встреча с будущим императором.

Однако Барбаросса прислал князю Андрею не только мастеров. Был ещё один подарок, точнее два. Это парадные наплечники — армиллы — регалии императорской власти Священной Римской империи. Считается, что их изготовление заказал Барбаросса для того, чтобы потом подарить Андрею Боголюбскому.

Подарок в самом деле царский: медь, эмаль, позолота. На одном изображена сцена распятия Христа, на другом — воскрешения. Один из них ещё в начале 20 века был в ризнице Успенского собора. Второй отыскали в одном из монастырей губернии.

К большому сожалению, сейчас этих армилл в России нет, в 30-е годы они были проданы на Запад. В настоящее время один из них выставлен в Лувре, второй в музее Нюрнберга. Так что если окажетесь в Париже или Нюрнберге обязательно взгляните на них.

Боголюбово – «пфальц» Андрея Боголюбского

Загородные резиденции русских князей Юрия Долгорукого и его сына Андрея Боголюбского имеют прямой аналог в немецкой истории. В германских землях они называются пфальцами: это слово, как и русское «палаты», происходит от латинского palatium – дворец. Некоторые историки полагают, что резиденция в Боголюбове была построена по образцу пфальца немецких императоров в Госларе. Не исключено, что он же послужил прототипом при возведении резиденции Юрия Долгорукого в Кидекше . Еще один возможный прототип — замок (пфальц), он же речная таможня Кайзерсверт на Рейне (ныне в пределах современного Дюссельдорфа).

С берегов Рейна на берега Клязьмы и Нерли

Кайзерсверт — дословно «Царский остров», так как вначале он был действительно расположен на острове, который еще в раннее средневековье был тесно связан с персонажами русской истории. В 1062 году кельнский епископ Анно II похитил из этого пфальца 11-летнего императора Генриха IV у его вдовствующей королевы-матери Агнесс и увез в Кельн, требуя назначить его регентом при малолетнем наследнике. Возможно, эти события отчасти объясняют дальнейшие извращения этого императора во взрослой жизни.

Родная тетка Юрия Долгорукого (1090-е-1157), сестра его отца Владимира Мономаха (1053-1125), Евпраксия Киевская (1069-1109) в 1086 году была выдана замуж за Генриха фон Штаде, маркграфа Саксонской Северной марки, а после его смерти в 1089 году за 39-летнего германского императора Генриха IV и после принятия католичества коронована в Кельне. Но из-за сексуальных извращений мужа-императора (говоря современным языком, он был свингером) Евпраксия, уже принявшая имя Адельгейда, или Аделаида, в 1093 году бежала в Ватикан к папе римскому, а оттуда в Киев, где стала монахиней.

Но вернемся к Кайзерсверту. В 1174 году император Фридрих I Барбаросса перенес в Кайзерсверт речную таможню на Рейне и начал там строительство нового замка-пфальца. Таким образом, по своей структуре и функциональности Кайзерсверт полностью соответствует Боголюбово: имперский замок, выполняющий представительскую функцию и функцию речной таможни. Боголюбово контролировало речной путь у слияния Нерли и Клязьмы, выступая в роли речной таможни, как Кайзерсверт – на Рейне.

Приключения итальянских зодчих во Владимиро-Суздальском княжестве

Еще Татищев утверждал, что германский император Фридрих I Барбаросса прислал Андрею Боголюбскому своих мастеров: то ли немецких, то ли с севера Италии, куда Барбаросса не раз ходил походами. Другие исследователи полагают, что зодчие, работавшие во Владимире и в Боголюбове, были русскими, но отучились в Европе. В любом случае, присутствие романских мотивов в постройках Боголюбово и Владимира уже давно признано учеными.

Белый известняк для строительства построек во Владимире и Боголюбово добывали в каменоломнях к юго-востоку от современной Москвы, в тогдашних землях вятичей. Это был очень затратный способ строительства даже в сравнении с кирпичным или каменно-кирпичным. Отец и сын, Юрий Долгорукий и Андрей Боголюбский, делали это сознательно, чтобы подчеркнуть имперский статус своего княжества по аналогии с Германской империей, которая бросила вызов самим папам римским.

В то же время такие романские элементы построек Долгорукого и Боголюбского, как аркатурный декор, башнеобразные пропорции построек, перспективные порталы, лестничные башни и пр., встречаются в Софии Киевской и Новгородской, в Смоленске и др. То есть их источником может служить византийская традиция.

Но здесь они посвящены общей имперской идее, заимствованной у германских императоров. Особенно хороши зооморфные изображения на внешних стенах Дмитриевского собора во Владимире, также имеющие аналогии с собором в Юрьеве-Польском (в последнем встречаются даже изображения грифонов и слона).

Как известно, Юрий Долгорукий все же добился своего рода императорского титула — великокняжеского (киевского) престола. Однако в 1157 году Долгорукий умер, видимо, отравленный киевскими боярами (он скончался через несколько дней после пира у некого Петрилы), его двор был разграблен народом, а суздальские бояре перебиты киевлянами. Андрей Боголюбский в отместку за отца разгромил Киев в 1169 году, но сам был убит в 1174-м в своем «пфальце» в Боголюбове. Традиционно считается, что ему отомстили за отца Кучковичи – сыновья боярина Кучки, у которого Юрий Долгорукий отобрал земли, чтобы основать на них Москву. Имена участников этого убийства были обнаружены в 2015 году в составе граффити собора кремля Переславля-Залесского .

Подарок Фридриха Барбароссы Андрею Боголюбскому

Отдельная история связана с наплечниками Андрея Боголюбского, также известными как армиллы Барбароссы. Это две медные позолоченные накладки пятиугольной формы, украшенные эмалевыми миниатюрами с евангельскими сценами Распятия и Воскресения Христова. Наплечники изготовлены около 1170-1180 годов ювелирами мозельской школы и, возможно, являются парадными наплечными браслетами — армиллами, бывшими одними из регалий германских императоров Священной Римской империи. Вероятно, Фридриха Барбаросса подарил их Андрею Боголюбскому.

В настоящее время наплечник с изображением Воскресения Христова находится в коллекции Лувра в Париже, а с изображением Распятия Христова — в Германском национальном музее в Нюрнберге. Наплечник «Воскресение Христово» упоминается в описи ризницы Успенского собора Владимира за 1693 год: « а церковной утвари в выносной ризнице окованной за двема замками. нарамник медной на нём писан мусиею образ Спасов Воскресение от гроба с ангелы весом полфунта тридцать золотников». Затем о нем сообщают соборные описи 1697 и 1708 годов.

В 1933 году наплечник продан советским правительством за границу с целью получения валюты. В 1934 году наплечник с изображением Воскресения был приобретен у парижского антиквара Н. Бримо Обществом друзей Лувра и преподнесен в дар музею. В 2011 году в рамках выставки «Святая Русь», проводимой Государственной Третьяковской галереей, наплечник «Воскресение Христово» был привезен в Россию. Страховая оценка экспоната составила 60,85 млн. евро. В рамках торжеств, посвященных 900-летию со дня рождения Андрея Боголюбского, наплечник на два дня был привезен во Владимир и экспонировался в Палатах Владимиро-Суздальского музея-заповедника.

Наплечник «Распятие Христово» был обнаружен в 1860-е годы в подвале одного из монастырей Владимирской губернии. В 1867 году был экспонатом Всемирной выставки в Париже, тогда же Владимирские губернские ведомости опубликовали заметку, в которой сообщалось, что историк искусства и археолог Г.Д. Филимонов приобрел его в одном из Переславских монастырей. Советским правительством в 1930-е годы наплечник был продан за границу и находился в частном собрании барона фон Гирша в Базеле. В июне 1978 года наплечник был выставлен на аукционе Сотбис, и был приобретен Германским национальным музеем.

О верхнепалеолитической стоянке Сунгирь в километре от Боголюбово читайте здесь .

Фридрих барбаросса и андрей боголюбский

Верона – Москва

Ромео и Джульетта были обречены. И в этом виноват не трагический гений Шекспира. Виновата их партийная принадлежность. Жених, как известно, принадлежал к роду Монтекки, а невеста была Капулетти. Но из-за чего эти две семьи друг друга так люто ненавидели? За перипетиями рокового сюжета самое главное уходит в тень. Но это противостояние было именно самым главным не только в масштабах Вероны, но и для всей Европы. Монтекки были гибеллинами, а Капулетти – гвельфами.

Так именовали себя сторонники, соответственно, императора Священной Римской империи и папы Римского.

Но дело было не в симпатиях и антипатиях. Речь шла о фундаментальных принципах власти. То, что ее источник Бог, для средневекового человека было очевидно. А вот кому Он ее делегирует: первосвященнику, который и распоряжается ею от лица Господа, или непосредственно Императору? В последнем случае, от духовной власти требовалось только ритуалом помазания и коронации подтвердить, удостоверить факт божественного избранничества.

Читать еще:  Является ли пижама нижним бельем

Из этих двух подходов вытекали прямо противоположные политические теории и практики. Так, сторону гвельфов часто принимали города-республики, чью независимость от тотальных притязаний императоров гарантировали папы. И наоборот, всякие мелкие тираны, вроде тех же Веронских делла Скала избирали покровителями Германских владык.

А среди последних самым ярким, можно сказать, модельным персонажем был Фридрих Штауфен, он же Барбаросса. Само имя «гибеллин» считают искаженным на итальянский манер названием одного из замков Штауфенов — Гаубелинга. Ну, а их враги, гвельфы назывались так в честь противника того же Барбароссы, герцога Саксонского Генриха Вельфа.

Как утверждал Юлиус Эвола, «согласно теологии гибеллинов, Империя, как и Церковь, является учреждением, имеющим сверхъестественный характер и исток. Она обладает священной природой, поэтому, в частности, в раннем Средневековье царский сан был почти равен священническому (действительно, обряд помазания на царство лишь незначительными деталями отличался от рукоположения в епископы). На основании этого гибеллинские Императоры, будучи выразителями вселенской и наднациональной идеи, олицетворяя собой — согласно характерному выражению того времени — lex animata in terris, то есть являя собой живое воплощение закона на земле, противостояли притязаниям священничества на гегемонию, поскольку после надлежащим образом проведенного обряда миропомазания над ними стоял только Бог».

Фридрих Барбаросса посылает Андрею Боголюбскому в дар драгоценные наплечники-армиллы, делегирует в далекий Владимир подвластных ему северо-итальянских зодчих. С чего бы? Зачем императору, чье имя гремит от Рима до Палестины, какой-то «медвежий угол» и его сверхамбициозный повелитель? Ответ – это братство, единство монархов, одинаково понимающих природу власти.

Причем Боголюбский идет, пожалуй, даже дальше Барбароссы. Он заявляет о явлении ему Богоматери. То есть он получает благословение на свои свершения непосредственно от Царицы Небесной. И он, в благодарность, активно утверждает Ее культ на Северо-Востоке Руси. Боголюбский гибеллин? Конечно, немедленно придут на память вполне бездоказательные публикации о его «тамплиерстве». Но в случае его гибеллинства нет нужды фантазировать о тайных встречах «властителей мира» и заключении ими некоего союза. Мы просто видим, что князь Андрей действовал, исходя из гибеллинской доктрины. И нелепо было бы предполагать, что он о ней не знал, находясь в контакте с Барбароссой.

Характерно в этой истории то, что, похоже, Фридрих, если и не видит Андрея себе ровней, то, по крайней мере, рассматривает, как партнера. А вот уже сам суздальский князь не стесняется равняться с императором Империи Ромеев Мануилом.

В честь своей победы над волжскими булгарами Андрей учреждает 1 августа новый церковный праздник (инициатор именно он, а не священство) память Всемилостивому Спасу и Пречистой Его Матери. Теперь наш простой и немудреный народ именует этот праздник-символ гибеллинской идеи, «медовым Спасом».

В Слове об установлении праздника сообщается ни много ни мало, что он был введён совместно князем Андреем Юрьевичем и императором Мануилом Комнином: «…Благочестивому и верному нашему цесарю и князю Андрею уставлыцю се праздновати со царемъ Мануилом повелениемъ патриарха Луки и митрополита Костянтина всея Руси и Нестера, епископа ростовьскаго».

При этом, утверждается, что после победоносной битвы «и воротився от сеча, вси видеша луча огнены от иконы Спаса нашего Владыкы Бога, и весь полк его открыть». Более того, в далеком своем далеке эти лучи, якобы, созерцал и император Мануил, также одержавший в этот день победу над сарацинами.

Принципиально важно, что вся операция против булгар-мусульман была оформлена Андреем как крестовый поход. Для этого ему и была нужна такая мистическая перекличка с Мануилом, кстати, одним из наиболее рыцарственных и прозападных византийских императоров.

Но вот, незадача, 1 августа 1164 года никаких побед византийцы не одерживали. А с этой календарной датой у них соотносился совсем другой праздник — Происхождения Честных Древ Креста Господня. О возникновении этого праздника в греческом Часослове 1838 года говорится следующее: «По причине болезней, весьма часто бывавших в августе, издавна в Константинополе утвердился обычай выносить Честное Древо Креста на дороги и улицы для освящения мест и отвращения болезней. Накануне, 31 июля, износя его из царской сокровищницы, полагали на св. трапезе Великой церкви (Софии). С настоящего дня и далее, до Успения Богородицы, совершали литии по всему городу и крест предлагали народу для поклонения. Это и есть предъисхождение (προοδος) Честнаго Креста».

То есть, мы, похоже, имеем дело со средневековой пропагандистской акцией, главной целью было вписать «цесаря Андрея» в один ряд с царем Мануилом.

Впрочем, по крови, он имел на это все права. Внук Владимира Мономаха и, соответственно, правнук некой родственницы византийского императора Константина (возможно, дочери, но сие не доказано) под той же фамилией. Сам Владимир был первым браком женат на Гите Уэссекской, дочери Гаральда Годвинсона, последнего англосаксонского короля, побежденного в битве при Гастингсе Вильгельмом Завоевателем. Опять же, спорят, был ли Юрий Долгорукий именно ее сыном. Однако, многие исследователи этого периода, именно ее считают бабкой Боголюбского. И это, не говоря о разветвленных скандинавских конунгских корнях князя…

Ну и, наконец, главная тайна Андрея – где он провел свою молодость? Первое упоминание о нем в летописях — 1146 год — Андрей вместе со старшим братом Ростиславом идут в поход на Рязань. Но, по всем расчетам, ему должно было быть около 35 лет…И в этом, и в прочих походах он проявляет себя не просто как отважный, но очень умелый воин. Святая Земля? Тамплиеры? Европа? Впрочем, это уже зона гипотез, не основанных ни на каких документах. И мы в нее не пойдем…

Мерлоны и Белый клобук

Но если есть гибеллинская идея должна быть где-то рядом и гвельфская. И она явно являет себя во враждебном Андрею Новгороде – республике, где высший магистрат — Архиепископ (он и судит, и курирует дипломатическую сферу и даже земельные отношения), и где какая-либо сакральность светской власти вообще отрицается. Князя могут призвать, и могут изгнать, используя, фактически, как кондотьеров использовали вольные итальянские города.

Характерный момент – мерлоны (зубцы) Кремля много позже итальянские мастера исполнят их в виде ласточкиного хвоста (знак гибеллинов – убедитесь в Вероне той же). А вот в Новгороде мерлоны прямоугольные – знак гвельфов. Относительно кремлевских зубцов, даже серьезные историки дают совершенно несерьезное объяснение: мол, итальянские мастера прикинули, что великий князь Иван III уж точно папу Римского не чтит, значит, сделаем «хвостатые». Это логика Равшана и Джамшута, делающих в современной Москве «евроремонт». В Средние века к символам относились максимально серьезно. И значит, этот гибеллинский знак нечто реально означал и для московского владыки через триста лет после смерти Боголюбского…

«Повесть о Белом клобуке», судя по всему, возникает уже после возведения краснокирпичных Кремлевских стен. Но она – своеобразный ответ на это утверждение московского могущества. Как ни странно, часто ее рассматривают в одном идейном ряду с теорией о «Москве — Третьем Риме». Но она ей прямо противоположна.

Вникнем: «В то время в Великом Новгороде архиепископом был Василий, постничеством и всякими добродетелями прославленный. И вот однажды ночью, когда молился он Богу, присел отдохнуть и, чуть задремав, увидел он явственно ангела Господня, кроткого видом и светлого лицом, который предстал перед ним, в белом клобуке, очень похожем на те, что носят монахи. И, перстом руки своей показав на главу свою, тихим гласом изрек: «Василий, клобук этот белый, что видишь ты на моей главе, из Рима. В давние годы христианский царь Константин создал его для ношения на голове во славу римского папы Селивестра. Но господь-вседержитель не позволил быть тому в тех землях из-за впадения в ересь скверных латинян. Ты ж поутру гостеприимно выйди из города встречать посланцев патриарха и тот ковчежец, что несет епископ; в нем на золотом блюде белый клобук такой, как видишь, – прими его с благочестием. Этот белый клобук знаменует собой светлое воскресение Христа через три дня после распятия. И носи отныне клобук на своей голове, и все остальные после тебя архиепископы также пусть носят его на голове. А заранее его тебе потому показал я, чтобы ты уверовал и потом уж не сомневался». И, сказав так, исчез».

Читать еще:  Целями осуществления закупок является

Естественно, на утро сон сбывается: «И долго потом из многих городов и царств приходили в Великий Новгород люди и словно на чудо какое дивное взирали, видя архиепископа в белом клобуке, и поражались снова, и во всех странах и царствах рассказывая».

То есть, повесть сия о том, что первосвятительская святость переносится из Рима в Константинополь, а из него – в Новгород. И ровно о том же, кстати, предание о чудесном перенесении Тихвинской иконы Божьей матери из Константинополя в Новгородскую землю. Москва ни в одном случае и не поминается, так же, как и великий князь.

То есть, опять же, никоим образом не утверждаем, что легенда эта отражение неких контактов с гвельфами (хотя в Новгороде, кто только ни бывал). Но очевидно, что здесь утверждается сакральность града на Волхове, причем, чисто священническая по своему генезису. Никакого имперства нет и в помине!

Надо отметить, что с жестким и концептуальным противостоянием Священства и Царства русские люди познакомились очень рано. Через посредство несчастной внучки Ярослава Мудрого, родной сестры Владимира Мономаха, Евпраксии Всеволодовны, в европейских источниках, Адельгейды. Она оказывается буквально в эпицентре конфликта императора и папы, причем, опят же в Вероне.

В 80-х годах XI века она выходит замуж за Генриха Штадена, маркграфа Саксонской Северной марки. Тот был не чужой человек русским князьям – родственник жены великого князя киевского Святослава Ярославича — Оды. Вскоре после свадьбы Генрих умирает. Но Евпраксию-Адельгейду замечает тезка ее усопшего супруга, император Священной Римской империи Генрих IV. 14 августа 1089 года магдебургский архиепископ Гартвиг в Кёльнском соборе обвенчал их.

Но Генрих был персонаж очень непростой. Он давно и яростно боролся против примата папской власти. И всего за два года до свадьбы перенес страшное унижение – босой и во власянице вынужден был идти каяться в папский замок Каноссу. И породил тем самым крылатое выражение «пойти в Каноссу». У него не было выхода – понтифик Григорий VII отлучил его от Церкви. И соответственно, германские князья могли совершенно с чистой совестью отказаться ему повиноваться. Что многие и не замедлили проделать.

Но теперь ситуация изменилась. За Рим боролись сразу два папы — Климент III и Урбан II. Генрих приезжает со своим двором в Верону. И начинает войну с влиятельной сторонницей Урбана графиней Матильдой Тосканской, которая, к тому же была замужем за его врагом герцогом Вельфом.

Параллельно он внезапно начинает учинять над законной супругой, буквально ритуальные издевательства. «Штаденские анналы» сообщают: «Конрад, сын Генриха от первого брака, восстал против своего отца по следующей причине. Король Генрих возненавидел королеву Адельхайду, свою жену, да так, что ненависть была ещё сильнее, чем страсть, с которой он её прежде любил. Он подверг её заключению, и с его позволения многие совершали над ней насилие. Как говорят, он впал в такое безумие, что даже упомянутого сына убеждал войти к ней. Так как тот отказывался осквернить ложе отца, король, уговаривая его, принялся утверждать, будто он не его сын, а одного герцога, на которого названный Конрад был чрезвычайно похож лицом».

В конце концов, Евпраксии удается бежать. Ее берут под защиту Папа и графиня Матильда. А она на церковном соборе в Констанце (апрель 1094) и на синоде в Пьяченце (март 1095) обвиняет императора во всех вышеизложенных безобразиях плюс ритуальных оргиях и сатанизме. Основываясь на ее показаниях, теперь уже Урбан II предает Генриха анафеме.

Известно, что после всех этих приключений Евпраксия около 1099 года вернулась в Киев, где приняла постриг. Погребена она в Печерском монастыре.

Так что в войну гвельфов и гибеллинов русские были втянуты даже до того, как возникли и получили широкое распространение сами эти термины.

Но, как же, резонно спросите вы, православная концепция симфонии властей? Все эти латинские измышления, возможно, имеют и к нам касательство. Но мы-то наследники Византии.

Принцип симфонии священства и царства сформулировал великий император Юстиниан I еще в 535 году:

«Величайшие блага, дарованные людям высшею благостью Божией, суть священство (ἱερωσύνη) и царство (βασιλεία), из которых первое заботится о Божественных делах, а второе руководит и заботится о человеческих делах, а оба, исходя из одного и того же источника, составляют украшение человеческой жизни. Поэтому ничто не лежит так на сердце царей, как честь священнослужителей, которые со своей стороны служат им, молясь непрестанно за них Богу. И если священство будет во всем благоустроено и угодно Богу, а государственная власть будет по правде управлять вверенным ей государством, то будет полное согласие между ними во всём (συμφωνία τις ἀγαθὴ), что служит на пользу и благо человеческого рода. Потому мы прилагаем величайшее старание к охранению истинных догматов Божиих и чести священства, надеясь получить чрез это великие блага от Бога и крепко держать те, которые имеем».

Так-то оно так. Однако даже в Византии этот принцип, по большей части, оставался лишь теорией. А на Руси и вовсе даже просто для попытки его реализации требовалось равенство сторон (роль фактических регентов в лице митрополитов Алексия и Макария явно тут не в счет). И принцип этот появляется лишь при утверждении первого патриарха Иова неусыпными стараниями Бориса Годунова. Ну, а к реализации принципа подступаются лишь при Михаиле Федоровиче. В это царствование сие было не сложно, учитывая, что патриарх Филарет был отцом монарха. А вот дальнейшее развитие этой модели тандемом Алексей Михайлович – Никон приводит к катастрофе Раскола. И навсегда упраздняет симфонию на российской почве.

Впрочем, это дела далекого грядущего. А мы с вами пока во Владимире, в 1174 году, только что злодейски убит первый наш великоросс, и по совместительству, гибеллин. А вот его наследникам точно не до государственных теорий. Они вступают в кровавую борьбу за престол.

Немного о Фридрихе Барбаросса и Андрее Боголюбском

Но сперва хочу залезть немного в большую древности и воспомянуть св. Лонгина сотника.

Частица мощей св. Лонгина сотника в XII веке попала на Русь. Именно на его мощах была освящена в 1164 году церковь Положения Риз Божией Матери во Владимире, на Золотых воротах.

Вероятнее всего, именно заступничество святого воина уберегло владимирские Золотые ворота от разрушения в ходе татарского нашествия, судьбы, которая тогда же постигла Золотые ворота Киева.

Но это все будет потом, а сейчас мы вернемся в 1162 год.

Далеко-далеко от Северо-восточной Руси император Священной Римской Империи Фридрих Барбаросса после долгой осады завоевывает Милан и захватывает в плен несколько итальянских зодчих, участвовавших в планировании и строительстве фортификационных сооружений.

И тут Фридрих получает письмо от своего доброго друга, великого князя русского Андрея, которые в то время переносил великокняжеский престол из Киева на Северо-Восток. Андрей начал отстраивать город, подобающий резиденции великого князя, но у него не хватает квалифицированных мастеров. И Фридрих, по широте души, отправляет миланских зодчих далеко на восток, а также — внимание! — посылает в подарок великому князю частицу мощей того самого святого Лонгина.

На всякий случай напоминаем. Это 1162 год. С момента так называемой великой схизмы прошло уже больше века. Давно скончались и кардинал Гумберт, и патриарх Михаил Керуларий, и их взаимное отлучение — как нам говорят, — привело к полному и немедленному разрыву Запада и Востока, который назревал уже давно.

Но что мы видим?

Если раскол был, то как мог христианнейший император, предводитель святого крестоносного воинства, разбрасываться святыми мощами ради какого-то восточного схизматика? Или равным образом, как мог князь православный, хранитель и защитник истинной веры, принять подарок от поганых латын? Времена, напомню, были совсем не вегетарианские.

Так когда же на самом деле русская Церковь отпала от Католической? Явно не в те времена.

Русь в те времена явно была неотделимой частью Европы, а Русская Церковь — неотделимой частью Церкви Вселенской.

И станет ею снова, по обетованию нашей Пресвятой Матери.

Источники:

http://m.polit.ru/article/2015/05/10/ps_bogolubovo/
http://gid-vladimir.tourister.ru/blog/13317
http://zen.yandex.ru/media/id/5bb462a435327000aedfe4a9/5ca06582dbb8aa00b4c4c391
http://rueuro.ru/vse-stati-2/istoriya/item/138-plan-barabarossy
http://vk.com/@traditional_catholic-nemnogo-o-fridrihe-barbarossa-i-andree-bogolubskom

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector
×
×